Previous Entry Share Next Entry
ТЕЛЕФОН НЕДОВЕРИЯ
sovaolina
57410_original

Такого телефона -  телефона недоверия, -  в реальности не существует.
Есть так называемый телефон доверия, который  хочется таким образом "обозвать"...
Почему?


Судите сами.

"Номер детского телефона доверия размещен на сайте Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Какие же это ситуации? Интересно…
Набрав этот номер, я спросил: "Это Фонд поддержки детей?" Прозвучал довольно неожиданный ответ: "Почти что так."

"Странно"- подумал я, ведь «почти» означает, что, скорее всего, это не так.

После я задал еще три вопроса.

Вопрос первый. Если вам позвонит ребенок и  скажет, что его шлепнули родители, то каковы будут действия оператора телефона?
Мне ответили, что это может быть расценено, как жестокое обращение с детьми, физическое насилие. И оператор обязан сообщить в опеку. А опека, выехав на место, будет разбираться, так это, или нет?


Тогда я задал второй вопрос: «А  если ребенок вам пожалуется, что родители его лишили сладкого в наказание за «двойку» в школе?» Мне ответили, что это психологическое  насилие. И что этот вид насилия ничуть не менее страшен, чем физическое. «Подчас такое насилие даже еще хуже».

А если родители накричат на ребенка, это тоже  «психическое насилие»? - в третий раз спросил я. «Да». - последовало в ответ. И соответственно, последует выезд опеки на дом с последующими разбирательствами".




Этот диалог, демонстрирующий нам, что воспитательные меры взрослых в отношении собственных детей в наше время являются не чем иным, как «страшным насилием», о котором надо не мешкая сообщать в опеку, а то и срочно выезжать на место «происшествия», - состоялся в городе Астрахань.

С оператором Фонда, работающим на детском телефоне доверия, общался сотрудник Астраханского отделения «РВС». А немногим раньше пришли "телефонные вести" из Армавира и Новочеркасска, где на внеучебном уроке листовки с "детскими телефонами доверия" вклеивали второклашкам в школьные дневники - по указанию, спущенному в школы "сверху".

При этом, учительница объяснила школьникам, в каких случаях им нужно обязательно позвонить по этим телефонам. И тут же потихоньку предупредила родителей школьников: дескать, смотрите, папы-мамы, будьте бдительны, вот такие распоряжения нам в школы поступают...  и мы, учителя, обязаны проинструктировать школьников...

Все это происходит на фоне Международного дня детского телефона доверия 17 мая, в "празднование" которого включился еще один южный город -  Пятигорск. В этот день волонтеры из местной молодежной организации раздавали прохожим листовки все с теми же телефонами, а также рассказывали о "значении данного вида экстренной психологической помощи в укреплении внутреннего потенциала семьи".


Когда наблюдаешь такие "укрепительные" устремления в отношении "потенциала" чужих личных дел, частных отношений живых людей -  со стороны каких-то телефонных операторов-психологов, - это вызывает, как минимум, оторопь.

Давайте вспомним - так, на минуточку, -  что семья - это закрытая для посторонних интимная территория, и неприкосновенность частной жизни у нас прописана в Конституции страны. Так что "внутренний потенциал" чужой семьи, ее история, внутренние взаимоотношения, проблемы и так далее  - это как минимум не дело посторонних дядей и тетей на том конце провода!

Однако, как мы видим, эти самые дяди и тети не только считают это своим делом, но и полагают своим правом навскидку определять "степень неблагополучия" семьи и отправлять по своему усмотрению  в дом к чужим людям(!) контролеров от опеки!

В такой ситуации звонок ребенка на "телефон доверия" становится для сотрудников различных "фондов по укреплению потенциала" неким "щупом", с помощью которого эти "психологи" зондируют ситуацию в семье.
С какой целью они это делают?


ccf18042011_00001-1
"Если вы не ударили ребенка, позвоните нам! Вы - латентный садист!"


Нам удалось найти на одном из Интернет-ресурсов доклад руководителя службы ЭПП «Телефон доверия»
социально-реабилитационного центра, который находится в Ростовской области, городе Волгодонске.
Докладчицу зовут Глинко О. Д.

Читаем:

Основным контингентом работы службы экстренной психологической помощи по телефону СРЦ являются те дети, которые по каким-либо причинам не имеют той микросреды, которая способствовала бы удовлетворению их базовых потребностей. Это неполные семьи; семьи с нарушенными отношениями, низким уровнем доходов; семьи, где один или оба родителя страдают алкоголизмом, наркоманией, психическими заболеваниями, имеют серьезную личностную деформацию и т.д.
Задачей специалистов службы в подобных ситуациях является восстановление и/или замещение недостающих функций семьи по отношению к конкретному ребенку.



Читаем дальше:

Другая группа детей, попадающих в поле зрения, – это дети, казалось бы, имеющие нормальное окружение и все внешние предпосылки для нормального развития.Однако в силу своих эмоциональных, личностных, физических особенностей они оказываются дезадаптантами.


Из этих двух абзацев доклада можно увидеть, как всевозможные "фонды поддержки детей",  пользуя действительно серьезные проблемы взрослых - алкоголизм, наркоманию, - "аккуратно" расширяют сферы своего вмешательства в частную жизнь семьи. И вот уже в списке мы видим и "неполные семьи" - где есть только мама и дети, а мужчины-защитника нет, и некие "нарушенные отношения", и даже "низкий уровень доходов" семьи(?)

Также в этот список попадает и "другая группа детей", у которой внешне все вроде бы благополучно. Это описание подпадает под набирающую "популярность" формулировку "социальное сиротство", под которое, в условиях плотной занятости родителей на работах, часто двух или даже трех, - можно "подвести" практически любого ребенка. Внимание "психологических служб"в  последнее время привлекают даже ситуации, когда на школьное собрание к ребенку приходят не мама-папа, а бабушка. Мол, а что, родители-то? Видно, собственное дитё их "мало интересует", и т.д. и т.п.

Читаем доклад дальше, и обнаруживаем, что "телефон доверия" - это только "вершина айсберга" подобных фондов и соцслужб. "Подводная" часть - это целый приют с налаженной инфраструктурой!

Заметим, что при этом все "телефонные" акции и "международные телефонные дни", как правило, позиционируются только как консультирование по телефону. В листовках, распространяемых на акциях, и вклейках в дневники школьников о существовании такого приюта - молчок...

Например, структура центра в Волгодонске выглядит следующим образом:



Скриншот 10.06.2014 222944


Еще один показательный отрывок из текста доклада, который мы советуем внимательно прочесть:

Место служб центра в данной схеме определяется выполняемыми функциями:

·       Обнаружением отклонений в развитии ребенка и выяснением причин этих отклонений занимаются социальная служба (патронаж неблагополучных семей, взаимодействие с городскими социальными службами), Телефон доверия, социолог и психологическая служба (проведение исследований, опросов в школах, училищах; сотрудничество с методическим объединением психологов учреждений города).

·         Пути коррекции, компенсации обнаруженных отклонений Телефон доверия определяет самостоятельно. <...>

·        
Разработкой и реализацией программы реабилитации занимаются специалисты центра (медики, педагоги, психологи, дефектолог, логопед и др.). Если среда обитания не позволяет эффективно работать с ребенком в семье, то некоторое время он проживает в приюте, где созданы условия содержания детей, приближенные к домашним. Для детей, живущих в семье, реализация программы зависит еще и от желания и понимания ее необходимости родителями. <...>

·        Наблюдение за изменениями в развитии ребенка входит в задачи социальной службы: при положительной динамике семья снимается с патронажа, в других случаях начинается поиск других путей коррекции и/или компенсации.

<...>


Другими словами, если ребенок позвонит по "телефону доверия" или расскажет о своих переживаниях учителю в школе, у семьи есть все шансы оказаться под "патронажем" сотрудников соцслужб. При этом "пути коррекции обнаруженных отклонений" будут определять по своему личному усмотрению эти самые чужие дяди и тети. А если "среда обитания" этим дядям и тетям "эффективно работать с ребенком в семье не позволит", то ребенок "поживет в приюте". Некоторое время...

Хорошо, хоть руководитель службы ЭПП «Телефон доверия» Глинко О.Д. все же вспомнила и скромно дописала в конце - "для детей, живущих в семье, реализация программы зависит - внимание! - ЕЩЕ И ОТ ЖЕЛАНИЯ РОДИТЕЛЕЙ". "Еще и от..."  Хочется спросить Глинко О.Д.: а не в первую ли очередь - зависит от желания родителей?

Что касается пресловутого «патронажа» - хочется напомнить, что в феврале 2013 года законопроект «О соцпатронате» был благополучно «отбит» «Родительским Всероссийским Сопротивлением» с исчерпывающей формулировкой: «соцпатронат» есть не что иное, как ювенальная «отмычка» для вмешательства в частную жизнь семьи. Целью данного вмешательства является вовсе не «благополучие» и «адаптация и развитие личности» ребенка, а, чаще всего, в конечном итоге  его изъятие у кровных родителей. Подобных случаев по стране - сотни. Большинство из них происходят с вопиющим нарушением не просто законодательства РФ в семейной политике, а всех человеческих норм и понятий.


Правда, сотрудники соцслужб, когда им говоришь о происходящем, предпочитают называть уже сформировавшуюся тенденцию "перегибами" и "отдельными случаями".

На какой же правовой основе осуществляется "патронаж" в Волгодонском центре, если сам законопроект не был принят?



В общем, вывод из всего вышеизложенного можно сделать вполне однозначный: уберите от «телефона доверия» своих детей – как говорится, от греха подальше. И строго-настрого запретите своим детям разговаривать с незнакомыми «дядями и тетями» - хоть на улице, хоть по телефону.





  • 1
Несколько месяцев назад я писала от том же самом, только происходящем в Челябинской области. Детям в дневники вклеивают памятки с телефоном, и учитель тихонько предупреждает родителей, что обязан доносить на них:
"А что у вашего ребенка в дневнике?"
http://rvs.livejournal.com/58358.html

Самое удивительное,что если родители всего лишь накричали на ребенка ,а он позвонит по этому телефону,то и тогда опека будет разбираться в сложившейся ситуации.А если будет повторный звонок?Что тогда? Лишение родительских прав?Интересно,а каков процент семей от общего количества,где родители никогда не кричат на детей?

Это что же получается, что налажен конвейер по отбору детей? Это как так может быть? Совершенно по пустяковому поводу опека будет лезть в семью и указывать родителям как себя вести со своими детьми? Или дети уже не наши? Технология, однако. Технология сиротизации России это называется. Как противостоять такому? Как не допустить развития этой технологии? Ответ один - активная гражданская позиция каждого ответственного родителя! Включение в борьбу против сиротизации России.

Edited at 2014-06-27 11:52 am (UTC)

С запущенной системой эффективнее всего бороться наступательно: запускать "встречку", "зеркалку" с теми же самыми чиновниками, например поинтересоваться как обстоит дело в семье Глинко О.Д.? Есть ли у неё дети и в каких условиях воспитываются? Не мешает ли её активная жизненная позиция в отношении чужих детей заботиться о собственных? Только переход на личности заставляет их "сливаться" в служебном рвении. И ещё: ищем материальную заинтересованность, хотя бы в расширении сферы деятельности опеки, это же финансирование...
Тот, кто только обороняется, всегда проигрывает. Их надо мочить их же методами, пусть прочувствуют на себе расширительное толкование социальной защиты.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account